У нас уже 22590 рефератов, курсовых и дипломных работ
Заказать диплом, курсовую, диссертацию


Быстрый переход к готовым работам

Мнение посетителей:

Понравилось
Не понравилось





Книга жалоб
и предложений


 


Административное расследование как процессуальная форма административно-юрисдикционной деятельности

Процессуальная форма гарантирует осуществление эффективной защиты и охраны прав и свобод участников процесса, обеспечивает наиболее полное действие принципов права. Без подчинения деятельности юрисдикционных ор­ганов установленному процессуальному порядку не может быть реализован принцип законности, а, следовательно, не может быть правильного разрешения дела и защиты прав. Процессуальная форма способствует установлению объек­тивной истины по делу и вынесению законных и обоснованных решений. При осуществлении юрисдикционных полномочий соблюдение процессуальной формы обязательно. Форма в данном случае рассматривается как неотъемле­мый элемент юрисдикционной деятельности. Процессуальная форма играет существенную роль, определяя юридическую значимость всей юрисдикцион­ной деятельности. Нарушение формы делает соответствующую деятельность юридически ничтожной и, с точки зрения законности, должна повлечь отмену решения, вынесенного с нарушением процессуальной формы.

Необходимо отметить, что понятие «форма» теоретиками трактуется как правовая конструкция упорядочивания деятельности и соответствующих доку­ментов. Она представляет собой совокупность требований к действиям участ­ников процесса, направленных на достижение конкретного результата[1].

Существующая обширная научная литература определяет сущность и правовое значение процессуальной формы в различных аспектах.

Так, А.П. Шергин ставит знак равенства между такими категориями, как «состязательность» и «процессуальная форма». Ученый указывает, что уста­новление и доказывание событий, их юридическая оценка осуществляются в рамках особой процессуальной формы. А ее особенность состоит в том, что, во- первых, весь процесс по рассмотрению дела и принятию решения в деталях регламентирован законом и, во-вторых, данный процесс предполагает не только активность соответствующего органа (должностного лица), рассматривающего дело, но и других его участников[2].

В.А. Лория подтверждает наличие в административном процессе «само­стоятельных процессуальных форм», обосновывая это тем, что правопримени­тельная деятельность судебных органов с точки зрения юридического процесса ничем не отличается от такой же деятельности органов управления, и усматри­вает особенности в различных формах индивидуальных дел, в различных про­цессуальных формах[3].

Под административными процессуальными формами В.А. Лория пони­мает «внешнее проявление процессуальных действий, соответствующе урегу­лированной административно-процессуальным правом совокупности однород­ных фактических условий для совершения определенных административно­процессуальных действий»[4]. Далее автор подчеркивает, что административно­процессуальные действия в административном процессе следует совершать в определенных процессуальных формах, то есть для совершения процессуаль­ных действий необходимо соблюдать определенные законные условия внешне­го проявления. Процессуальные действия выполняются субъектами процесса только в определенной, точно установленной последовательности (порядке), определяемой законодательством[5].

Выражая несогласие с тем, что правомерно определять процессуальную форму как совокупность процессуальных правил или как совокупность закреп­ленных в процессуальном праве условий совершения процессуальных дейст­вий, или однородных процессуальных требований, закрепленных в процессу­альном праве, В.А. Лория аргументирует свою точку зрения тем, что «процес­суальная форма как внешнее проявление процессуальных действий регулирует­ся процессуальным правом. Однако нельзя отождествлять право, правила с те­ми действиями, которые регулируются правилами. Требования или условия, при соблюдении которых должны осуществляться процессуальные формы, яв­ляются процессуально-правовыми требованиями и относятся к нормам процес­суального права. Эти требования являются элементами процессуальных норм, устанавливающих правила осуществления процессуальных форм. Администра­тивно-процессуальные формы относятся к фактической стороне осуществления административного процесса, являются фактами совершения определенных действий, связанных с рассмотрением и разрешением индивидуальных дел в сфере управления. Поэтому процессуальные формы являются предусмотрен­ными административно-процессуальным правом возможными проявлениями процессуальных действий. Процессуальные формы всегда являются правовы­ми. Использование процессуальных форм с нарушением процессуального зако­на является правонарушением и вызывает соответствующие отрицательные ре­зультаты»[6].

Специфическим для категории «форма», по мнению ряда авторов, являет­ся то, что форма отражает устойчивые связи между элементами, составляющи­ми содержание; пронизывает как область внутреннего, так и область внешнего, как сущность, так и явление[7]. По нашему мнению, определение сущностных

особенностей административного расследования лежит в плоскости установле­ния правовой природы данного процессуального явления через такие катего­рии, как «форма» и «содержание». Методологической основой в данном случае является положение о наличии в рамках административного процесса «само­стоятельных процессуальных форм».

В соответствии с общей теорией права суть правового регулирования об­щественных отношений состоит в том, чтобы подчинить поведение субъектов регулируемых отношений воле государства, сориентировать это поведение в направлении, выгодном и угодном интересам государства и общества в целом. В этой связи весьма полезно вспомнить высказывание Цицерона, который изрек когда-то: «Мудрость закона в том, что он велит поступать правильно»[8]. Пра­вильное с точки зрения законодателя поведение субъектов регулируемых пра­вом отношений достигается путем наделения их соответствующими субъектив­ными правами и юридическими обязанностями».

Субъективное право и юридическая обязанность представляют собой, как известно, меры (масштаб) соответственно возможного и должного поведения участников регулируемых правом отношений, меры, позволяющие определить, как, в каком направлении и в каких пределах субъекты этих отношений могут и должны действовать либо бездействовать, т.е. как они могут и должны отно­ситься друг к другу. Данное обстоятельство, в свою очередь, означает, что сущ­ность любого правоотношения, в том числе административно­процессуального, проявляется через такие категории, как субъективное право, юридическая обязанность, поведение (деятельность) участников правовых от­ношений.

В связи с этим возникает вопрос о соотношении субъективного права и юридической обязанности, с одной стороны, и поведения, т.е. деятельности субъектов правовых отношений, - с другой. Ответ на поставленный вопрос мо­жет быть получен, если правовое отношение рассматривать как явление право­вой действительности, имеющее свою форму и содержание.

В юридической науке нет единства мнений по вопросу о том, что являет­ся формой и содержанием правового отношения. Одна группа ученых (напри­мер, О.С. Иоффе, Н.И. Авдеенко, Н.Б. Зейдер, О.В. Иванов, В.М. Семенов,

Н.А. Чечина, Д.М. Чечот, К.С. Юдельсон) в качестве содержания правоотноше­ния, в том числе административно-процессуального, рассматривает субъектив­ные права и юридические обязанности его участников. Иными словами, право­отношение = субъективное право + юридическая обязанность.

Другие ученые, представляющие разные отрасли юридической науки (например, М.М. Агарков, С.С. Алексеев, Н.Г. Александров, С.Н. Братусь, М.А. Гурвич, И.А. Жеруолис, Р.Д. Рахунов, В.Н. Щеглов, JI.C. Явич), под со­держанием правового отношения понимают деятельность его участников, т.е. поведение. Иными словами, правоотношение = поведение.

Наконец, третье мнение представляет собой комбинацию первых двух (например, Д.Р. Джалилов, В.П. Мозолин), потому что в качестве содержания правового отношения предлагается рассматривать как поведение, так и субъек­тивные права, а также юридические обязанности его субъектов. Иными слова­ми, правоотношение = поведение + субъективные права (юридические обязан­ности).

Таким образом, получается, что правоотношение имеет двойное содер­жание: поведение субъектов, их права и обязанности, что, в свою очередь, озна­чает противопоставление одного другому. Пагубность такого противопоставле­ния очевидна, ибо деятельность (поведение) субъектов урегулированных пра­вом отношений приобретает юридический характер именно потому, что осуще­ствляется в порядке реализации субъективных прав и (или) исполнения юриди­ческих обязанностей. Другими словами, юридическое поведение субъектов правоотношения есть не что иное, как процесс и результат реализации ими субъективных прав и юридических обязанностей. В этой связи наиболее обос­нованной представляется позиция тех ученых, которые под содержанием пра­вового отношения понимают только поведение его участников.

Категория «содержание» всегда отвечает на вопрос, что заключено, что содержится в том или ином явлении (или объекте материального мира). Катего­рия «форма» отвечает на вопрос, как это нечто содержится в нем.

Если субъективное право есть мера возможного, а юридическая обязан­ность — мера должного поведения субъектов регулируемых правом обществен­ных отношений, которые представляют собой не что иное, как связи и взаимо­действия людей (отдельных индивидуумов или их совокупностей), то рассмат­риваемые категории определяют («задают» соответствующий тон и ритм) же­лательные для государства и общества рамки и характер деятельности (поведе­ния) субъектов. Это, в свою очередь, означает, что субъективное право и юри­дическая обязанность, отвечая на вопросы, «как могут и как должны» вести се­бя субъекты регулируемых правом отношений, относятся к категории формы правового отношения. Поведение (действие или бездействие) субъектов право-

9

вого отношения является его содержанием .

Некоторые авторы неправомерно противопоставляют процессуальную деятельность процессуальному отношению. Так, А.В. Гагаринов пишет, что юридический процесс как способ реализации процессуального права представ­ляет собой органическое единство трех составляющих: процессуальной дея­тельности, процессуальных отношений и процессуальной формы. И далее, юридический процесс - взаимодействие процессуальной деятельности и про­цессуальных отношений, упорядоченное в пространстве и во времени[9]. Про­цессуальная деятельность представляет собой внутреннюю, органичную часть административно-процессуального отношения, т.е. его содержание.

 


[1] См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2000. С. 441.

[2] См.: Шергин А.П. Административная юрисдикция. М., 1979. С. 19.

[3] См.: Лория В.А. Административный процесс и его кодификация: Тбили­си, 1986. С. 29.

[4] Лория В.А. Указ. соч. С. 43.

[5] См.: Там же. С. 43-44.

[6] Лория В.А. Указ. соч. С. 44^45.

[7] См.: Шептулин А.П. Система категорий диалектики. М., 1967. С. 267; Керимов Д.А. Методология права. М., 2001. С. 70-186.

[8] Цит. по: Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов,

1987.  С. 151.

[9] См.: Гагаринов А.В. Понятие гражданского процесса // Правоведение.

1988.    №4.

 

 

 

Вся работа доступна по ссылке

https://mydisser.com/ru/catalog/view/21780.html  

Найти готовую работу


ЗАКАЗАТЬ

Обратная связь:


Связаться

Доставка любой диссертации из России и Украины



Ссылки:

Выполнение и продажа диссертаций, бесплатный каталог статей и авторефератов

Счетчики:


© 2006-2016. Все права защищены.
Выполнение уникальных качественных работ - от эссе и реферата до диссертации. Заказ готовых, сдававшихся ранее работ.