У нас уже 23085 рефератов, курсовых и дипломных работ
Заказать диплом, курсовую, диссертацию


Быстрый переход к готовым работам

Мнение посетителей:

Понравилось
Не понравилось





Книга жалоб
и предложений


 


Судебный контроль за производством обыска: проблемы эффективности и обеспечения прав участников

Судебный контроль, как правильно отмечает И.Л. Петрухин, - одно из важнейших достижений судебной реформы, призванное обеспечить гораз­до более высокий уровень законности и зашиты прав граждан на дознании и предварительном следствии, — свидетельство становления сильной и незави­симой судебной власти[1].

Вопреки этому некоторые процессуалисты считают, что функция судеб­ного контроля несовместима с ролью суда в правовом государстве и ведет к смешению функций обвинения и разрешения уголовного дела[2]. Другие подвергают сомнению требование УПК о необходимости получения раз­решения суда на производство отдельных следственных действий[3].

Не вдаваясь в дискуссию по данному вопросу (она увела бы нас в сто­рону от рассматриваемой проблемы), отметим, что в основу Конституции РФ и УПК РФ положены общепризнанные нормы и принципы между­народного права, учитывая которые, судебный контроль за действиями и решениями должностных лиц, ведущих предварительное расследование, выступает эффективной гарантией своевременного пресечения возмож­ных нарушений гарантированных законом прав и свобод граждан. Сама идея судебного контроля и его необходимость для российского уголовного процесса не должна вызывать сомнений. Однако есть основания говорить о несовершенстве процессуальной регламентации судебного контроля в досудебном производстве, что отмечено рядом ученых-процессуалистов и практических работников[4].

Применительно к производству обыска прежде всего спорен вопрос о видах обысков, требующих судебного разрешения. Ч. 2 ст. 29 УПК содер­жит перечень следственных и иных процессуальных действий, для про­изводства которых органам предварительного расследования необходимо судебное решение. Пункты 5 и 6 части 2 статьи 29 требуют от следователя получения судебного решения о производстве обыска и (или) выемки в жилище, а также о производстве личного обыска. Но только ли в этих слу­чаях необходимо судебное решение? Отметим, что Конституционный Суд РФ своими решениями фактически расширил предмет судебного кон­троля, включив в него решения о производстве обыска в банках и иных кредитных учреждениях[5], обыска или выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну[6], обыска и выемки в служебном помеще­нии адвоката или адвокатского образования[7].

Федеральный закон № 87 от 5 июня 2007 г. расширил перечень случа­ев, когда необходимо разрешение суда на проведение выемки документов, содержащих охраняемую законом тайну. Вместе с тем нельзя не отметить, что действующая редакция ст. 182 УПК при проведении обыска предусма­тривает гораздо меньшие, нежели при выемке, правовые гарантии обе­спечения законности и обоснованности изъятия предметов (документов), содержащих охраняемую законом тайну. Исходя из ст. 182 УПК, следова­тель имеет возможность получить необходимые для установления обстоя­тельств дела секретные сведения более простым путем, нежели при выем­ке, требующей для этого разрешения суда, а именно посредством прове­дения обыска в служебных и производственных помещениях, офисах без получения на то судебного решения, которое для обыска в этих объектах по закону не требуется.

Отмеченное выше изменение закона, распространившее необходимость по­лучения разрешения суда только на выемку, с точки зрения соблюдения прав и законных интересов граждан, учреждений и организаций всех форм собствен­ности представляется недостаточным. Следует учесть, что в Определении Конституционного Суда РФ от 19 января 2005 г № 10-0 отмечено, что «требо­вание о производстве выемки предметов и документов, содержащих инфор­мацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, только на основании судебного решения, обусловлено не особенностями про­водимого в этих целях следственного действия, а специфическим характером содержащейся в изымаемых предметах и документах информации»[8]. Данная правовая позиция высшего судебного органа указывает на необходимость по­лучения судебного решения и на производства обыска в целях изъятия пред­метов (документов), содержащих охраняемую законом тайну вне зависимости от специфики обыскиваемого объекта. Это законоположение должно полу­чить закрепление в действующем УПК.

Поэтому необходимо изложить п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК следующим образом:

«7) о производстве обыска и (или) выемки в целях обнаружения и изъ­ятия предметов и документов, содержащих охраняемую федеральным за­коном тайну».

Также и ч.З ст. 182 УПК следует изложить следующим образом:

«3. Обыск в жилище, а также в ином месте в целях обнаружения и изъ­ятия предметов и документов, содержащих охраняемую федеральным за­коном тайну, производится на основании судебного решения, принимае­мого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса».

Предложенные изменения закона не требуют конкретизации отдельных видов тайн. Поэтому выделение законодателем государственной тайны, а так-

’Юпределение Конституционного Суда РФ от 19 января 2005 г. № 10-0 «По жалобе от­крытого акционерного общества «Универсальный коммерческий банк «Эра» на наруше­ние конституционных прав и свобод частями второй и четвертой статьи 182 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2005. - № 3.

 

же сведений, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организация (которые относятся к банковской тайне), яв­ляется излишним. К тому же законотворческий процесс не стоит на месте, и предусмотреть в УПК все виды охраняемых законом тайн невозможно.

Отметим вместе с тем неоднозначное отношение практических работ­ников к этой проблеме. 90 опрошенных (45%) поддерживают такое пред­ложение, полагая, что оно будет служить дополнительной гарантией за­конности и обоснованности производства обыска, однако 110 человек (55%) считают, что это приведет к необоснованному затягиванию про­цесса расследования. Понятно, что отрицательное отношение следовате­лей к данному предложению, продиктовано стремлением упростить свою работу и непониманием опасности чрезмерно широкого вмешательства в сферу частной жизни граждан.

Приняв решение о необходимости проведения обыска, следователь, согласно закону, выносит соответствующее постановление (ч. 2 ст. 182 УПК). Обыск в жилище производится на основании судебного решения, истребованного следователем в порядке ст. 165 УПК (ч. 3 ст. 182 УПК). В связи с этим необходим анализ постановления следователя, содержащим его ходатайство о даче судом разрешения на производство обыска.

Излагая, помимо обычной вводной части, описательно­мотивировочную часть постановления, следователь должен привести:

1)      краткое описание расследуемого события, 2) фактические основания производства обыска. Необходимо указать здесь на источник получен­ных сведений и их краткое содержание. Примером четко сформули­рованных следователем фактических оснований производства обыска по делу об убийстве гр. М. является запись: «...в ходе расследования настоящего дела в прокуратуру района поступил ответ от оператора со­товой связи, согласно которому установлено, что сотовым телефоном потерпевшего М. пользуется гр-ка Л., проживающая по адресу...»[9]

Анализ практики проведения обысков, к сожалению, показал, что лишь в 223 случаях из 368 (61,9%) в постановлениях указывались фак­тические основания производства обыска. В остальных случаях следо­ватели ограничивались общими фразами, например, «у следствия есть основания полагать, что...» Опрос следователей выявил их разное от­ношение к рассматриваемой проблеме: 130 из 200 опрошенных (65%) полагают, что ходатайство о производстве обыска необходимо обосно­вывать ссылками на имеющиеся в уголовном деле доказательства для оценки принятого решения. Вместе с тем, 70 из 200 опрошенных (35%) считают, что это недопустимо, так как может повлечь разглашение тайны предварительного следствия[10].

Как это вытекает из смысла ст. 182 УПК, в постановлении должна также указываться цель производства обыска. Поскольку к моменту принятия ре­шения о производстве обыска следователю могут бьггь неизвестны точное количество и признаки искомых предметов, в постановлении не требуется их детальное описание. Однако, чтобы обыск был обоснованным, представ­ляется необходимым указать, по крайней мере, общие сведения об искомых предметах (например, «сотовый телефон «Нокиа» черного цвета, похищен­ный у потерпевшего»; «предмет, похожий на пистолет, под угрозой которого было совершено хищение денежных средств у потерпевшего» и та). Как пра­вило, в постановлениях о производстве обыска указывается цель следствен­ного действия, то есть отыскание искомого. Однако с сожалением следует констатировать, что следователи недостаточно конкретизируют цели обыска. В 205 случаях из 368 (55,7%) цели обыска были сформулированы общим об­разом, то есть процитировано положение закона (ч. 1 ст. 182 УПК).

 


[1]Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Часть II. - М.:'ГК «Велби», 2005. - С. 50.

[2] Свиридов М.К. Соотношение функций разрешения уголовных дел и судебного контро­ля в деятельности суда // Правовые проблемы укрепления российской государственно­сти: сб. ст. / Под ред. Ю.К. Якимовича. - Томск, 2001. Вып. 7. - С. 5-6.

%Кальницкий В. В. «Санкционирование» и проверка судом законности следственных действий в ходе досудебного производства неэффективны / В.В. Кальницкии // Уголовное право. —

2004. - № 1.

9'Курченко В.Н. Судебный контроль за производством отдельных следственныхдействий

// Уголовный процесс. - 2007. - № 3. - С. 43-50; Быков В.М. Судебный контроль за

предварительным следствием // Уголовный процесс. — 2007. — № 1. - С. 35—38; Из­майлов И.В. Судебный контроль при производстве следственныхдействий без судебного решения // Уголовный процесс. - 2005. - № 5. - С. 33-36; и др.

^Определение Конституционного Суда РФ от 19 января 2005 г. № 10-0 «По жалобе от­крытого акционерного общества «Универсальный коммерческий банк «Эра» на наруше­ние конституционных прав и свобод частями второй и четвертой статьи 182 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2005. - №3.

’’Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. №54-0 «По жалобе общества с ограниченной ответственностью «Аудиторская фирма «АрисгаЛюКС» на нарушение кон­ституционных прав и свобод положениями статей 7,75 и 183 Уголовно-процессуального ко­декса Российской Федерации» // СЗ РФ. —15.05.2006. - № 20. — Ст. 2212.

^Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-0 «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их кон­ституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Рос­сийской Федерации» // Российская газета. — 31.01.2006. — № 18.

[10]Суды также требуют от следователей указывать в ходатайстве о производстве обыска «...уже установленные конкретные обстоятельства дела, на основе которых делается вы­вод о необходимости производства следственного действия и наличия к этому законных оснований». См.: Информационно-методическое письмо о подготовке и направлении в суд в порядке ст. 165 УПК РФ ходатайств о производстве следственных действий и уведомлений о их проведении (утверждено 17.05.2006 председателем Архангельско­го областного суда, 18.05.2006 прокурором Архангельской области). URL: http://www. arhcourt.ru/7Documents/Crm/Gen/2006.html (дата обращения - 14.04.2009).

 

 

Вся работа доступна по ссылке https://mydisser.com/ru/catalog/view/452305.html

Найти готовую работу


ЗАКАЗАТЬ

Обратная связь:


Связаться

Доставка любой диссертации из России и Украины



Ссылки:

Выполнение и продажа диссертаций, бесплатный каталог статей и авторефератов

Счетчики:


© 2006-2016. Все права защищены.
Выполнение уникальных качественных работ - от эссе и реферата до диссертации. Заказ готовых, сдававшихся ранее работ.