У нас уже 23156 рефератов, курсовых и дипломных работ
Заказать диплом, курсовую, диссертацию


Быстрый переход к готовым работам

Мнение посетителей:

Понравилось
Не понравилось





Книга жалоб
и предложений


 


Особенности конструирования объективной стороны состава дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Действующая статья 321 УК РФ предусматривает уголовную ответствен­ность за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоля­цию от общества, и относится к группе преступлений против порядка управ­ления. Как мы уже отмечали, данная статья вызывает критические замечания как с позиции юридической техники, так и по содержанию. Поэтому мы вна­чале рассмотрим неудачные, по нашему мнению, терминологические оборо­ты, используемые законодателем при построении состава преступления, а за­тем особенности конструирования его объективной стороны.

Прежде всего, мы полагаем, что название данной статьи не в полной ме­ре соответствует тексту диспозиции. В названии говориться об ответственно­сти за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоля­цию от общества, а в самой норме предусматривается ответственность за применение насилия в отношении осужденного (ч.1 ст.321 УК РФ) либо со­трудника мест лишения свободы (ч.2 ст.321 УК РФ). Поэтому для точного

 

толкования состава преступления, предусмотренного ст.321 УК РФ, необхо­димо выяснить, что понимается под термином «дезорганизация». В словаре Ожегова С.И. дезорганизацией называется нарушение порядка, дисциплины, организованности[1]. С уголовно-правовой точки зрения данную категорию в науке рассматривают в широком и в узком смысле. По мнению Ю. Власова в узком смысле слова любое нарушение внутреннего распорядка и дисципли­ны в местах лишения свободы влияет на режим работы и вносит дезоргани­зацию в отдельные структурные звенья учреждения. Толкование же нормы в широком смысле позволяет сделать вывод о том, что подобные действия должны вести к дезорганизации деятельности не отдельных звеньев, а значи­тельного их большинства или всего учреждения в целом. Автор предлагает рассматривать как дезорганизацию не применение насилия в отношении осужденных, а действия, охватываемые понятием «терроризирование осуж­денных» (в какой то мере вернуться к формулировке диспозиции ст. 771 УК РСФСР). Он полагает, что внесение изменений в уголовное законодательство способствует в будущем соответствию правилам юридической техники при конструировании уголовно-правовых норм и реалиям времени, позволит раз­граничить объекты уголовно-правовой охраны и провести дифференциацию ответственности субъектов, что сделает рассматриваемую норму более опре­деленной и не вызывающей сложностей в ее применении[2].

В диспозиции ч. 1 ст. 321 УК РФ законодатель включает в содержание состава преступления применение насилия или угрозу применения насилия к осужденному за оказание им содействия администрации учреждения или ор­гана уголовно-исполнительной системы. В ч. 2 ст. 321 УК РФ законодатель предусмотрел ответственность за посягательства только на сотрудников мес­та лишения свободы или места содержания под стражей. Из сферы действия данной нормы исключены сотрудники других учреждений или органов уго­ловно-исполнительной системы. Подобный подход не только нелогичен, но и нарушает важнейший принцип равной охраны прав, здоровья лиц, по роду действия обязанных обеспечить должную реализацию судебного решения (приговора). Это обстоятельство подтверждает необходимость обеспечить равную охрану всех лиц, принимающих участие в исполнении уголовного наказания.

В соответствии с распространенным пониманием анализируемого состава местами отбывания лишения свободы являются колонии - поселения, воспи­тательные колонии, лечебные исправительные учреждения, исправительные колонии, тюрьмы. Следственные изоляторы выполняют функции исправи­тельных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполне­ния работ по хозяйственному обслуживанию.

Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия (18 лет), наказания в виде лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные коло­нии особого режима.

В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению сво­боды за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные пре­ступления небольшой и средней тяжести, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов.

В тюрьмах отбывают наказание лица, осужденные к лишению свободы на срок свыше 5 лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостны­ми нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переведен­ные из исправительных колоний.

В лечебных исправительных учреждениях отбывают наказание осужден­ные, нуждающиеся в медицинском обслуживании в больницах, специальных психиатрических и туберкулезных больницах и медицинских частях или в

содержании и амбулаторном лечении, больных открытой формы туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией.

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние мужского и женского пола (ч.З ст. 58 УК РФ), осужденные к лишению сво­боды. Отрицательно характеризующиеся осужденные, достигшие возраста 18 лет, переводятся для дальнейшего отбывания наказания из воспитательной колонии в изолированный участок воспитательной колонии, функциони­рующий как исправительная колония общего режима при его наличии. Все осужденные, достигшие возраста 21 года, переводятся для дальнейшего от­бывания наказания из воспитательной колонии либо из изолированного уча­стка воспитательной колонии, функционирующего как исправительная коло­ния общего режима, в исправительную колонию общего режима по поста­новлению начальника воспитательной колонии (ст. 140 УИК РФ).

В уголовно-исполнительную систему по решению правительства РФ мо­гут входить следственные изоляторы, предприятия, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, научно­исследовательские, проектные, лечебные, учебные и иные учреждения[3].

В соответствии с диспозицией ст.321 УК РФ преступление может совер­шаться и в местах содержания под стражей. В соответствии со ст. 7 Феде­рального закона от 15 июля1995 года №103-Ф3 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 21 июля 1998 года и от 09 марта 2001 года местами содержания под стражей являются: следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Министерства • юстиции РФ; следственные изоляторы органов федеральной службы безо­пасности; изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел; изоляторы временного содержания подозреваемых

и обвиняемых Пограничных войск РФ; учреждения уголовно­исполнительной системы Министерства юстиции РФ, исполняющие уголов­ное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.

В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии со ст. 40 УПК РФ капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, или начальниками зимовок в период от­сутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в по­мещениях, которые определены указанными должностными лицами и при­способлены для этих целей.

При анализе состава дезорганизации нормальной деятельности учрежде­ний, обеспечивающих изоляцию от общества, мы обратили внимание и на определенную некорректность названия ст. 321 УК РФ. Дело в том, что важ­нейшее направление деятельности исправительных учреждений не изолиро­вать осужденного от общества, а наоборот, сделать все необходимое, чтобы не оторвать его от общественной жизни, вернуть осужденного в общество исправленным, адаптированным к нормальным условиям жизни. Решению этих задач должна была служить Федеральная целевая программа «Реформи­рование уголовно-исполнительной системы Минюста РФ на 2002-2005 г.г.», утвержденной постановлением Правительства РФ № 636 от 29.08.2001 года[4]. Этот документ предусматривал расширение прав осужденных и лиц, содер­жащихся под стражей, либерализацию условий содержания арестованных и отбывающих наказание. Он был ориентирован на максимальное приведение условий и порядка отбывания наказания и обращения с осужденными в соот­ветствие с Европейскими пенитенциарными правилами и другими междуна­родными правовыми актами.

Эта позиция впоследствии была довольно четко отражена в Заявлении Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукина

 

и директора Федеральной службы исполнения наказаний Ю. И. Калинина, посвященном пятидесятилетию принятия Первым конгрессом ООН по пре­дупреждению преступности и обращению с правонарушителями Минималь­ных стандартных правил обращения с заключенными. В заявлении отмечено, что в последний период развития Российского государства было сделано многое для приведения уголовно-исполнительной системы в соответствие с требованиями Минимальных стандартных правил. Также следует признать, что многое предстоит ещё сделать. События последних лет показывают, что главным в либерализации условий отбывания наказаний является не матери­альный фактор, а отношение к лицам, оступившимся на своём жизненно пу­ти. При этом мы имеем в виду не только персонал исправительных учрежде- , ний, но и другие государственные и общественные институты, которые не должны оставаться в стороне от возвращения обществу полноценного граж­данина. Пользуясь этим знаменательным случаем, заявляем о своей нетерпи­мости к имеющимся фактам нарушения прав осуждённых, применения наси-

і

лия к ним, оскорблений и иного унижающего человеческое достоинство об­ращения. Обнародование этих фактов, привлечение виновных лиц к ответст­венности расцениваем как совместную работу по приведению уголовно­исполнительной системы к международным стандартам. На этом пути наде­емся на конструктивную помощь и контроль общественных правозащитных , организаций, для чего будем поддерживать принятие федерального закона, регламентирующего эти вопросы.

Не в меньшей степени наши усилия будут направлены и на защиту прав сотрудников уголовно-исполнительной системы, в своём большинстве доб­росовестно, компетентно и гуманно выполняющих работу большого общест­венного значении. Положении Минимальных стандартных правил о том, что

персоналу следует обеспечить соответствующие льготы и условия труда, как никогда актуальны для сегодняшнего дня[5].

Мы процитировали большую часть этого заявления, так как основные мысли, изложенные в нем, особо актуальны сегодня. Об этом свидетельству­ет политика государства в последние годы, направленная на обеспечение широкого участия общественности в деятельности учреждений пенитенци­арной системы. Она воплощается в организации деятельности различных общественных формирований, так или иначе причастных к процессу отбыва­ния наказания, социальной адаптации лиц, отбывающих или отбывших нака­зание: Общественная палата при Президенте РФ; общественные палаты при главах субъектов Федерации; комиссии по вопросам помилования на терри­ториях субъектов Российской Федерации; общественные советы при управ­лениях федеральной службы исполнения наказаний; преподаватели ВУЗов, филиалы которых созданы при колониях; священники и др., а также в приня­тии соответствующих законов. Так, Государственной Думой 10 июня 2008 года принят Федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечени­ем прав человека в местах принудительного содержания и о содействии ли­цам, находящимся в местах принудительного содержания» №76-ФЗ .

 


[1] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С.157.

[2] Власов Ю. Проблемы конструкции и содержания статьи 321 УК РФ //Уголовное право. №2. 2006. С.17.

[3] Статья 5 Закона РФ от 21 июля 1993 года №5473-1 «Об учреждениях и органах, испол- ' няющих уголовные наказания в виде лишения свободы» //Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. №33. Ст.1316; С3.1996. №25. Ст.2964; №36. Ст.4240; 1998. №30. Ст.3613; 2000. №6. Ст.769.

[4] См.: Постановление Правительства РФ № 636 от 29.08.2001г. об утверждении Федераль­ной целевой программы «Реформирование уголовно-исполнительной системы Минюста РФ на 2002-2005 г.г.» //Российская газета. 2001. 7.09. 2001.

[5] См.: Лукин В.П., Калинин Ю.И. Заявление Уполномоченного по правам человека в Рос­сийской Федерации и директора Федеральной службы исполнения наказаний от 7 сентяб­ря 2005 //Российская газета. 2005. 27 сентября

 

 

Вся работа доступна по ссылке https://mydisser.com/ru/catalog/view/452298.html    

Найти готовую работу


ЗАКАЗАТЬ

Обратная связь:


Связаться

Доставка любой диссертации из России и Украины



Ссылки:

Выполнение и продажа диссертаций, бесплатный каталог статей и авторефератов

Счетчики:


© 2006-2016. Все права защищены.
Выполнение уникальных качественных работ - от эссе и реферата до диссертации. Заказ готовых, сдававшихся ранее работ.