У нас уже 32448 рефератов, курсовых и дипломных работ
Заказать диплом, курсовую, диссертацию


Быстрый переход к готовым работам

Мнение посетителей:

Понравилось
Не понравилось





Книга жалоб
и предложений


 


Стороны корпоративного договора

Вопрос о сторонах корпоративного договора является одним из самых сложных, дискуссионных и неопределённых как в законодательстве, так и в отечественной юридической литературе.

Если обратиться к опыту развитых иностранных правопорядков, то можно сделать вывод, что в странах общего права в отличие от стран континентально - правовой семьи стороной корпоративного соглашения может быть широкий круг лиц.

В английском праве имеется наглядное расхождение между доктриной и судебной практикой.

Так, из доктрины по этому вопросу следует, что для того, чтобы shareholder’s agreement могло быть исполнено, необходимо, чтобы все акционеры компании являлись сторонами такого соглашения[1] . В то же время суды исходят из того, что акционерное соглашение связывает только акционеров, являющихся сторонами соглашения. При этом количественный состав участвующих акционеров в соглашении не имеет определяющего значения, поскольку подобные соглашения могут быть не менее эффективными и в компаниях, в которых заключено соглашение только между несколькими акционерами[2].

В английском общем праве (common law) компания может являться стороной акционерного соглашения, но при этом не иметь права на предъявление иска в суд с требованием обязать акционеров исполнить принятые на себя обязательства, даже если их исполнение направлено на принесение пользы компании[3].

При этом в доктрине подчеркивается, что компания как сторона акционерного соглашения может:                                                                    1)       обеспечить       исполнение       любых

обязательств, являющихся надлежащими и допустимыми с точки зрения законодательства; 2) ограничить исполнение обязательств, являющихся недействительными[4].

Лицо, приобретающее акции в обществе, в котором действует акционерное соглашение, может выразить намерение вступить в акционерное соглашение (deed of adherence)[5]. В литературе также отмечается, что директора английских компаний также могут являться стороной акционерного соглашения, но только в случае если им принадлежат акции данной компании. Таким образом, директора могут являться сторонами акционерных соглашений не по причине того, что они входят в органы управления, а потому что обладают акциями данной компании[6].

Иная картина наблюдается в континентальном праве.

В соответствии со швейцарским корпоративным правом по меньшей мере одной из сторон соглашения акционеров должен являться акционер или лицо, которое намеревается стать акционером определенного акционерного общества. Что касается самого акционерного общества, в рамках которого заключается соглашение, несмотря на исключение в соответствии со швейцарским законодательством общества из числа сторон соглашения, ему могут принадлежать некоторые права, возникающие из данного договора[7].

По утверждению Х. Оды, в Г ермании общества не выступают участниками акционерных соглашений, несмотря на отсутствие прямого запрета в законодательстве[8]. Это объясняется природой корпоративного договора по немецкому праву, на основании которого возникают обязательственные отношения между участниками общества.

Во Франции и Италии сторонами корпоративного договора могут быть только акционеры, но не сама компания[9].

В российском праве можно встретить диаметрально противоположные точки зрения по проблеме определения сторон корпоративного договора.

Если в п. 3 ст. 8 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» на момент закрепления института акционерных соглашений в российском праве законодатель прямо указал, что сторонами соглашения участников могут являться учредители, то есть лица, на момент заключения не имеющие статуса участника общества, то в отношении акционерных соглашений ФЗ «Об акционерных обществах» оставил открытым вопрос о возможности заключения акционерного соглашения между учредителями общества. Такое регулирование породило вопросы о возможности применения по аналогии п. 3 ст. 8 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» к акционерным соглашениям. Однако в настоящее время данный вопрос утратил всякую актуальность в связи с наличием в ГК РФ п. 10 ст. 67.2, согласно которому по общему правилу положения о корпоративном договоре применяются к соглашению о создании хозяйственного общества.

На основании одной позиции круг возможных сторон является обширным и может включать в себя как акционеров, так и доверительного управляющего, номинального держателя, само общество и будущих акционеров[10]. На чрезмерно широкий круг возможных сторон соглашения указывает И.С. Шиткина[11] , объясняя это несовпадением ожиданий и видения произошедшего после законодательного закрепления акционерных соглашений и договора об осуществлении прав участников общества в российском праве[12].

Кроме того, по мнению Д.И. Степанова, «если в конкретном соглашении участвуют все участники ООО, то и само ООО может выступать в качестве стороны такого соглашения, главным образом как сторона, преимущественно обязанная, т.е. призванная подчиняться воле участников ООО, формируемой с учетом положений соглашения участников»[13].

По нашему мнению, не может быть с достаточной степенью обосновано с политико-правовой точки зрения ограничение на участие в корпоративном договоре общества, в отношении которого заключается договор при условии его заключения всеми участниками общества, если само общество является непубличным. Запрет непубличному обществу выступать стороной корпоративного договора не может дать защиту миноритарным участникам, а факт участия общества не может нарушать публичный интерес, который в силу закрытого характера непубличного общества и вовлеченности в корпоративный договор всех участников общества в принципе не затрагивается.

Более того, мы полагаем, что дозволение обществу являться стороной корпоративного договора позволит при нарушении корпоративного договора устранить массу потенциальных проблем, связанных с оспариванием сделок и решений органов управления и контроля компании. В соответствии с действующим гражданским законодательством и доктриной гражданского права на лицо, не являющееся стороной договора, не могут возлагаться обязательства. В случае прямого разрешения обществу участвовать в договоре в качестве его стороны это позволило бы возложить на общество обязательства по контролю за соблюдением корпоративного договора, заключенного между всеми участниками. Кроме того, данное дозволение принесло бы преимущество для оборота, поскольку общество в лице исполнительного органа не могло бы заключать сделки в нарушение корпоративного договора под угрозой признания их недействительными. В случае нарушения исполнительным органом общества указанной обязанности, участники корпоративного договора могли бы получить дополнительное бесспорное основание для привлечения исполнительного органа к личной имущественной ответственности.

При этом предоставлять абсолютную свободу на внесение любых условий в корпоративный договор, возлагающих обязательства на общество, было бы неверно, поскольку de facto мажоритарные участники общества в таком случае могут получить широкие возможности для потенциальных злоупотреблений своим положением. Критерием для определения наличия в договоре злоупотребления со стороны участников может являться направленность обязательства, возлагаемого на общество, на достижение общих интересов всех участников общества и самого общества. Если суд установит, что выгоду от возлагаемого обязательства на общество приобрело или приобретает преимущественно или исключительно один акционер или группа акционеров, в то время как интересы других участников ущемляются или общество несет убытки, положения такого договора должны признаваться недопустимыми на основании общего запрета на злоупотребление правом, содержащегося в ст. 10 ГК РФ.

В литературе также признается возможность доверительного управляющего выступать стороной корпоративного договора[14].

В соответствии со ст. 5 ФЗ «О рынке ценных бумаг» доверительный управляющий на основании договора доверительного управления по общему правилу по своему усмотрению осуществляет все права, закрепленные ценными бумагами, которые являются объектом доверительного управления, а также несет предусмотренные корпоративным законодательством обязанности. Право отчуждения, залога акций должно быть прямо закреплено в договоре. Следовательно, так как возможность заключения корпоративного договора согласно п. 1 ст. 67.2 ГК РФ связана с наличием у лица корпоративно-правового статуса (корпоративной правоспособности) [15] , доверительный управляющий может стать стороной корпоративного договора, но только если договор доверительного управления не устанавливает ограничения по осуществлению им корпоративных прав.

 


[1] Thomas K., Ryan C. Op. cit. P. 65.

[2] Russel vs. Northern Bank Development Corp Ltd [1992] 3 All ER 161 // [Электронный ресурс]: URL: http://us.practicallaw.com (дата обращения: 05.07.2015). Кроме того, данное дело интересно не только из-за указанного выше вывода. Так, акционеры компании и сама компания подписали между собой акционерное соглашение. В соответствии с соглашением стороны установили, что в уставный капитал компании не будут вноситься изменения без согласия каждой из сторон соглашения. Однако компанией было принято решение об увеличении уставного капитала путем выпуска новых акций и один из акционеров обратился в суд. Суд пришел к выводу, что соглашение обязательно для всех сторон, но не для компании, которая имеет право вносить изменения в свой устав на основании закона, и положения, ограничивающие компанию в этом праве, не имеют законной силы.

[3] Thomas K., Ryan C. Op. cit. P. 34.

[4] Ibid. P. 64.

[5] Несмотря на то, что акционерное соглашение в английском праве имеет существенное значение и является документом по уровню не ниже устава (articles of association), последний распространяет свое действие на нового акционера автоматически, в то же время для того, чтобы новый акционер стал стороной соглашения, он должен выразить на это свое непосредственное намерение (Thomas K., Ryan C. Op. cit. P. 65).

[6] В этой связи также абсолютно справедливым можно считать вывод о том, что стороной корпоративного договора по российскому праву может быть директор общества, но только если ему принадлежат акции данного общества.

[7] Инеджан Н., Де Монмолин Ж., Пенцов Д. Указ. соч. С. 14. При этом в одном из дел Коммерческим судом кантона Цюрих в 1970 году было отмечено, что условия о порядке голосования действуют только между акционерами, заключившими соглашение, но данные положения не обязательны для самого общества (Мюллер Р. Указ. соч. С. 62).

[8] Ода Х. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[9] Варюшин М.С. Проблематика предмета и сторон корпоративных договоров в современной науке и практике: системный подход // Адвокат. 2013. № 11 // СПС «КонсультантПлюс».

[10] Куделин А. Акционерное соглашение по российскому праву // Корпоративный юрист. 2009. № 10 // СПС «КонсультантПлюс».

[11] Шиткина И.С. Парадигма и парадоксы корпоративного права // Предпринимательское право. 2010. № 1 // СПС «КонсультантПлюс».

[12] Следует сказать, что опасения, связанные с неверным определением субъектного состава сторон корпоративного соглашения, не являются надуманными, а уже реализуются на практике. Так, в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2014 по делу №А50-15942/2013 суд пришел к выводу, что «ссылка заявителя апелляционной жалобы на то, что действующее законодательство не предусматривает обязательного наличия у стороны акционерного соглашения статуса акционера, подлежит отклонению как основанная на неправильном толковании им норм материального права (пункт 1 статьи 32.1 ФЗ «Об акционерных обществах»). См.: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2014 по делу №А50-15942/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

[13] Степанов Д.И. Договор об осуществлении прав участников ООО. Научно-практический комментарий ключевых положений новейшего законодательства. С. 78. Аналогичный вывод можно сделать и применительно к непубличным акционерным обществам.

[14] Грибкова Т.В. Указ. соч. С. 10; Куделин А. Акционерное соглашение по российскому праву // Корпоративный юрист. 2009. № 10 // СПС «КонсультантПлюс»; Варюшин М.С. Гражданско-правовое регулирование корпоративных договоров: сравнительный анализ: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. С. 11.

[15] Белов В.А. К проблеме гражданско-правовой формы корпоративных правоотношений // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 9 // СПС «КонсультантПлюс».

 

 

Вся работа доступна по ссылке https://mydisser.com/ru/catalog/view/41188.html

Найти готовую работу


ЗАКАЗАТЬ

Обратная связь:


Связаться

Доставка любой диссертации из России и Украины



Ссылки:

Выполнение и продажа диссертаций, бесплатный каталог статей и авторефератов

Счетчики:


© 2006-2016. Все права защищены.
Выполнение уникальных качественных работ - от эссе и реферата до диссертации. Заказ готовых, сдававшихся ранее работ.